«Штамповка судебных решений — это безобразие, которое нужно остановить»

«Штамповка судебных решений — это безобразие, которое нужно остановить»
Поделись с друзьями

Журналисты выяснили, что всего за два месяца суды вынесли штрафов за нарушение режима самоизоляции почти на 0,5 млрд рублей. И в некоторых случаях на принятие такого решения у судей уходило от нескольких минут до 16 секунд

«Штамповка судебных решений — это безобразие, которое нужно остановить»

Журналисты изданий «Холод» и «Важные истории» изучили решения почти 2,5 тысячи российских районных судов по статьям о нарушении самоизоляции в период с 1 апреля по 31 мая. На сайтах этих судов вбивались номера статей 6.3 и 20.6.1 Административного кодекса. Именно по ним людей штрафовали за нарушение самоизоляции. Краткий вывод: часто суды просто штампуют решения, причем не в пользу граждан. Тексты некоторых постановлений различаются только персональными данными. А некоторые судьи успевали рассмотреть по несколько сотен дел за один рабочий день.

Так, судья Адлерского района Сочи Роман Язвенко 9 апреля принял решения по 55 делам (в среднем это шесть минут на дело). Не отставали и его коллеги, но абсолютный рекорд установил заместитель председателя Набережночелнинского горсуда Татарстана Ленар Хасимов. 27 мая он рассмотрел 252 дела. Причем почти половину из них (111 материалов) Хасимов рассмотрел в период между 14:00 и 14:30 — это примерно по 16 секунд на дело. Ни о каком объективном подходе в такой ситуации речи быть не может, заявила Business FM адвокат коллегии адвокатов «Благушина и партнеры», экс-судья с 20-летним стажем Любовь Благушина.

Любовь Благушина адвокат коллегии адвокатов «Благушина и партнеры», экс-судья «Такая штамповка, я лично считаю, просто безобразие, которое подлежит прекращению, и каждый конкретный случай в соответствии с требованиями закона должен тщательно проверяться и рассматриваться».

Претензии у судьи возникли не только к скорости принятия решений, но и к обоснованности возбуждения некоторых производств как таковых, а также к некоторым формулировкам в решениях. Так, в публикации описан кейс жителя хутора Новопокровский Григория Ефимова. Его в начале апреля оштрафовали за то, что мужчина вечером находился в храме, по статье 6.3, которая применяется к людям, нарушившим карантин, то есть к тем, у кого коронавирус либо подтвержден, либо был заподозрен, а потом Ефимова же наказали уже по статье 20.6.1 за то, что «беспричинно передвигался пешком по городу». При этом болел ли Ефимов хоть чем-то в этот период, журналистам выяснить не удалось. Продолжает заместитель главного редактора журнала «Холод» Михаил Зеленский.

Михаил Зеленский заместитель главного редактора журнала «Холод» «Он пробрался в храм еще в начале апреля, это было время, когда полиция и суды еще не знали, по каким статьям оформлять, и они оформляли по самой жесткой, то есть по 6.3, по которой минимальное наказания 15 тысяч рублей. Только 21 апреля Верховный суд, точнее, пленум Верховного суда выпустил разъяснение, где сказал, что 6.3 применяется только к тем, кто заражен или, возможно, заражен, а ко всем остальным, кто нарушает правила самоизоляции, применяется более легкая 20.6.1».

Понятно, что, не будь этих штрафов совсем, граждане не соблюдали бы самоизоляцию в принципе. Пряника в виде выплат им не дали, нужен был хотя бы кнут. Так что с точки зрения сохранения жизней и здоровья россиян это был вынужденный шаг. Но штрафовать нужно по закону, в том числе и с точки зрения процедуры. По подсчетам журналистов «Холода» и «Важных историй», россияне уже должны государству как минимум 407 млн рублей за нарушение режима самоизоляции. Возникает вопрос — не было ли соблазна у региональных властей таким образом легко пополнить местные бюджеты?

Некоторые политологи считают, что приятное тут просто совпало с полезным, потому что часто людей массово штрафовали в регионах, где с деньгами не так уж и плохо, но с административной вертикалью еще лучше. Политолог Александр Кынев видит ситуацию несколько иначе.

«Штамповка судебных решений — это безобразие, которое нужно остановить»

Александр Кынев политолог«Каждый действует только в рамках своей компетенции — одни принимают решение, потому что надо запугивать, а другие занимаются его правоприменением, потом первые жалуются на то, что вторые злобствуют: так это же вы правила приняли, а мы просто выполняем ваши решения. Мы же наблюдали в регионах (и в Москве, и в Краснодарском крае) за эти два месяца, когда СМИ, ориентированные на губернаторов, жаловались на правоохранителей, те говорили: а мы не виноваты, это вы приняли такие решения. Сейчас, мне кажется, ровно та же самая история».

К слову, о Москве. По статистике, собранной «Холодом» и «Важными историями», в столице по статьям 6.3 и 20.6.1 штрафовали не так часто, как в других субъектах. Просто у Москвы есть свои собственные статьи, по которым приходили штрафы водителям за проезд без пропуска и штрафы, которые выписывают москвичам с помощью приложения «Соцмониторинг». И вот их много. Только на начало мая и только по «Соцмониторингу» жителям столицы выписали 54 тысячи штрафов на сумму более 216 млн рублей. Потом власти просто перестали публиковать цифры. А штрафовать не перестали. Вот рассказ москвички Натальи, которая вместе с мужем и дочерью честно отсидела дома две недели на карантине. А после им пришли штрафы. Тоже всем вместе.

«Мы никуда не ходили, мы продукты заказывали на бесконтактную доставку, даже лекарство — я диабетик — мне приносили соцработники, не было никакого нарушения вообще. А вот вчера пришел штраф. За что? Почему? У нас карантин с 24 апреля, то есть 13-го он в принципе заканчивался, а штраф пришел за 14-е. Но мы тоже никуда не выходили. Совершенно непонятная история, мы, конечно, будем все это опротестовывать».

Как и еще более 10 тысяч москвичей, жалобы которых уже зарегистрированы на сайте Мосгорсуда. Как в некоторых судах умеют с такими жалобами работать, подробно изложено выше.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика